AZN = 51.74 RUB
USD = 87.96 RUB
EUR = 94.26 RUB

A
Что скажет Строкань: Кто играет на обострение в Карабахе (видео)

Ситуацию в зоне армяно-азербайджанского конфликта, которая продолжает стремительно накаляться, и угрозу новой военной эскалации анализирует политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала «Москва-Баку»
 
Победное шествие весны и приближение долгожданного Навруза явно не сопровождаются приливами солнечного света в отношениях Азербайджана и Армении. Политический Навруз, в костре которого должно сгореть все плохое, запаздывает. Вместо решающего прыжка через костер из прошлого в будущее мы наблюдаем старые всесезонные танцы. В то же время напряженность стремительно растет с каждым днем и часом.

Примеров неблагополучия, что называется, выше крыши. Бесконечный пин-понг между Ереваном и Баку с передачей друг другу вариантов мирного договора грозит превратиться в имитацию мирного процесса под эгидой Минской группы ОБСЕ, завершившегося второй карабахской войной.

На этом фоне марафонская акция эко-активистов на Лачинской дороге приближается к стодневной отметке, несмотря на возгласы возмущения и крики про чинимый Баку геноцид. Те, кто рассуждают о геноциде сегодняшнего дня, при этом даже не прочитав в словаре значение слова «геноцид», призывают Баку вести переговоры с неконтролируемой частью бывшего Нагорного Карабаха, а теперь карабахского региона Азербайджана.

То есть, Азербайджану предлагают вести переговоры о статусе с его отдельной частью, настаивая, что в противном случая геноцида, который уже творится сейчас, будет еще больше. В Ереване по-прежнему называют регион «Нагорным Карабахом», подчеркивая, что это особая территориальная единица, а не регион Азербайджана и взывают к призраку Минской группы ОБСЕ.

В этой двусмысленной, крайне неприятной и тревожной ситуации «ни мира, ни войны», каждый раз заставляющей внутреннее поежиться от мысли о том, что происходит в зоне конфликта, президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян на этой неделе снова мерялись аргументами в споре о будущем Южного Кавказа.

Арбитрами предстояло выступить ведущим державам Запада и Востока, конечно, включая Россию.
Президент Алиев посетил с визитом Германию, проведя встречи и переговоры с канцлером Олафом Шольцем и президентом Франком-Вальтером Штайнмайером, а в конце недели отправился на внеочередной саммит глав государств Организации тюркских народов, проведя в Анкаре встречу с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Переговоры в Берлине совпали по времени с пресс-конференцией Никола Пашиняна, в ходе которой он сделал сразу несколько громких заявлений, которые в Баку расценили как готовность и дальше играть на обострение.

Так, Никол Пашинян сообщил о том, что Азербайджан, якобы, пытается при помощи мирного договора оформить территориальные претензии к Армении, указав на то, что это «красная линия» для Еревана. Еще одной красной линией он назвал стремление Азербайджана с помощью мирного договора получить легитимное право на проведение в Карабахе геноцида или этнических чисток. Явно у него не было в этом момент под рукой толкового словаря, чтобы посмотреть значение этого страшного слова «геноцид», которым сегодня с удивительной легкостью сыплют налево и направо.

Хотя вряд ли стоит так уж удивляться.

Прибывший в Армению на этой неделе, чтобы изучить ситуацию на месте, бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмсуссен, доехав до шлагбаума армянского села Тех, сообщил, что «120 тысяч армян умирают с голоду» и что «еще чуть-чуть и случится гуманитарная катастрофа». Где он видел эти тысячи умирающих от голода осталось загадкой. Вот такая идет пропагандистская кампания в Европе, используют всю тяжелую артиллерию.

Однако вернемся к пресс-конференции Никола Пашиняна. На ней он сообщил, что «границы безопасности и прав народа Нагорного Карабаха должны определять народ и руководство Нагорного Карабаха». То есть, по логике Пашиняна, есть особый народ Нагорного Карабаха, который не нужно путать с народом Азербайджана и нельзя считать его неотъемлемой частью.

И, наконец, Пашинян предложил расширить формат переговоров между Ереваном и Баку, заявив, что «если позиция Франции не нравится Азербайджану, то давайте расширим формат: пригласим Германию, пригласим США».

Почему был так важен визит Ильхама Алиева в Германию?

Для президента Алиева было крайне важно услышать авторитетный европейский голос, отличающийся от голоса президента Макрона, который не скрывает своей антиазербайджанской позиции и даже, можно сказать, ею бравирует. Добавим, что заявление бывшего генсека НАТО еще раз продемонстрировало, кто контролирует стратегические высоты в информационной войне вокруг урегулирования на Южном Кавказе, развернувшейся на Западе.

Германия и Франция - два лидера Евросоюза и в этой ситуации оставалось понять, сумеет ли Олаф Шольц не съехать в ту глубокую антиазербайджанскую колею в Европе, которую проложил Эмманюэль Макрон, и в которую охотно ныряют политики, подобные Расмуссену.

Надо сказать, что на пресс-конференции с Ильхамом Алиевым Олаф Шольц все же сумел не повторить выпады Макрона и сохранить равноудаленность от сторон конфликта.

Он заявил о том, что мирное урегулирование должно основываться на принципе территориальной целостности Азербайджана и Армении, что включает в себя вопрос о безопасности населения Карабаха. Именно безопасности, но не какого-то особого статуса. На уточняющий вопрос корреспондента агентства «Рейтер», считает ли он Нагорный Карабах частью Азербайджана, Олаф Шольц ответил буквально следующее: «Вместе с международным сообществом Германия также не высказала никакого признания».

На этой неделе азербайджанская сторона предложила провести в Баку вторую встречу с представителями армянского населения Карабаха, которое было отвергнуто как неформатное и неприемлемое. Советник лидера непризнанной НКР Давид Бабаян заявил: «Напоминаем Баку, что не существует «армянской общины Нагорного Карабаха». Нагорно-Карабахская республика государство, пусть непризнанное».

Вот так, улавливаете знакомый посыл: государство Арцах, и точка. После той точки Еревана последовал восклицательный знак Баку.

Уже после своей пресс-конференции, выступая на заседании правительства, Никол Пашинян обвинил Баку в «конкретных действиях, направленные на военное обострение ситуации на линии соприкосновения с Нагорным Карабахом». Он заявил о неприемлемости предложения Баку обсуждать с армянской общиной Карабаха вопрос о реинтеграции.

Кроме того, он позволил себе дать рекомендации России, как она должна действовать, чтобы продолжать оставаться гарантом безопасности Карабаха.

По его словам, если «наш союзник не может выполнить эту роль по какой-либо объективной причине, то он должен обратиться в Совет Безопасности ООН, предупредив об опасности гражданскому населению в Нагорном Карабахе».
Российская сторона расценила это предложение как скандальное, отреагировав на него весьма резко. По словам официального представителя МИД России Марии Захаровой, Москва считает высказывания армянского руководства продолжением линии, которая была взята на саммите в Праге в октябре 2022 года под эгидой Евросоюза. «Поэтому оставляем на совести армянской стороны, я имею в виду руководство Армении, попытки возложить на третьи страны ответственность за судьбу Нагорного Карабаха», - заявила Мария Захарова, назвав предложение Никола Пашиняна обратиться в Совбез ООН «чудесами на виражах».

Ситуация продолжала накаляться. Президент Алиев в ответ на обвинения в провоцировании военной эскалации обвинил Армению в нарушении трехстороннего заявления ноября 2020 года. По его словам, Армения до сих пор не вывела свои войска с территории Азербайджана. Когда же напряжение достигло пика, состоялся срочный телефонный разговор президентов Путина и Алиева, ставший кульминацией предельно драматичной недели.

По его итогам пресс-служба Кремля распространила краткое сообщение, в котором говорится о том, что лидеры двух стран обсудили практические меры по обеспечению безопасности и стабильности на Южном Кавказе в русле трехсторонних договоренностей ноября 2020 года.

В общем, в эти тревожные дни Южный Кавказ подходит к стратегической развилке, которая может обернуться как новым конфликтом, так и неожиданным примирением, если на смену воинственной риторике и потоку обвинений придет желание проявить политическую волю. Второй сценарий выглядит все менее реальным, но его еще не поздно реализовать.