AZN = 54.56 RUB
USD = 92.75 RUB
EUR = 100.44 RUB
Новости дня

A
Азербайджанский музыкант Владислав Кузнецов: Я русский по национальности и азербайджанец в душе

Азербайджанский музыкант Владислав Кузнецов: Я русский по национальности и азербайджанец в душе

Самира Кязимова    "Москва-Баку"
24.11.2023 10:00

/upload/iblock/cc6/cc689aed75b3c32a691879acf5c7c122.jpg

Владислав Кузнецов – артист Азербайджанского государственного симфонического оркестра имени Узеира Гаджибейли. Играет на трубе и тромбоне. На протяжении десятилетий Владислав Александрович преподает в Бакинской музыкальной академии на кафедре «Духовых и ударных инструментов». Говорит, что это инструменты универсальных возможностей. На трубе можно сыграть и классику, и мугам, и «Калинку». Корреспондент «Москва-Баку» побеседовала с заслуженным артистом Азербайджана Владиславом Кузнецовым, который рассказал о том, кому рекомендуется играть на духовых инструментах, а также поделился воспоминаниями о концерте в московском Колонном зале Дома Союзов.

- Владислав Александрович, около 30 лет вы преподаете в Бакинской музыкальной академии имени Узеира Гаджибейли. Интерес к духовым инструментам у молодежи все еще существует? Сколько у вас студентов?

- На сегодняшний день в моем классе занимаются 11 ребят. В конце 90-х годов, когда я только начал преподавать, студентов было намного меньше. В то время ситуация в стране была иной и людям было не до музыки. Теперь все изменилось. Современная молодежь тянется к знаниям, строит планы на будущее. Многие из них становятся успешными музыкантами, играют в оркестрах и различных музыкальных коллективах. Ребята у меня все без исключения талантливые. У каждого имеется большой потенциал.

Помимо академии, я преподаю в Детской музыкальной школе № 21 имени Леопольда и Мстислава Ростроповичей в Баку, которую когда-то сам закончил. У меня много учеников. В принципе, каждый ребенок может научиться играть на музыкальном инструменте, главное - желание самого ученика, а также родителей и педагогов помочь ему в этом. Разумеется, что не все станут профессиональными музыкантами, но зато научатся отличать хорошую музыку от плохой и, как правило, хорошее от плохого в самой жизни.

- Кто может быть музыкантом духового оркестра? Нужна ли специальная физическая подготовка?

- Труд духовика - физически тяжелая работа, которая требует идеального слуха, физической выносливости, умения одновременно смотреть в ноты и при этом нажимать на нужные кнопки. Перед тем, как принять студента на обучение на нашей кафедре, мы требуем от него справку о здоровье. Вынуждены отказывать тем, у кого имеются проблемы с сердцем и давлением. А вот страдающим астмой особенно рекомендованы занятия на духовых музыкальных инструментах - флейте, гобое, кларнете, фаготе, саксофоне, трубе, тромбоне. Эти занятия сопряжены с работой над профессиональным исполнительским дыханием, которая помогает бороться с симптомами астмы и аллергии, а порой даже излечивает их. В моей практике был такой случай, когда пришел парень, у которого случались частые приступы астмы, а спустя полгода обучения игры на трубе болезнь стала проявляться реже. Вообще, труба сложный инструмент, сложнее саксофона. Диапазон у трубы намного меньше, чем на других инструментах, комбинациями из трех клапанов можно сыграть любую ноту, но все, в первую очередь, зависит от силы губ и, конечно же, способностей музыканта. Нужно постоянно поддерживать тонус, даже если ты не играешь недели две, потом необходимо заново вливаться в процесс, только после этого будет снова профессиональный звук. Пальцы могут помнить, а вот губы нет. Губы - это мышцы, которые нужно постоянно «накачивать» и держать в, так называемом, рабочем состоянии.

- Вы выросли в музыкальной семье? Как пришли в музыку и почему выбрали именно духовые инструменты?

- Я - первый музыкант в семье. Отец был военным, мама - воспитательницей в детском саду. Но родители прививали мне любовь к музыке, как и всем детям советского времени. Как-то, лет в пять, увидел по телевизору выступление трубача и мне так понравилось звонкий "голос" музыкального инструмента, что я начал подражать музыканту. А в семь лет родители записали меня в первый класс Музыкальной школы имени Ростроповичей. Я как-то быстро влился в процесс и занятия музыкой мне очень нравились. Правда, тогда я еще не определился с будущей профессией. Осознание того, что хочу связать свою жизнь с музыкой пришло лет в тринадцать. И после окончания школы я с легкостью поступил в Азербайджанскую государственную консерваторию имени Узеира Гаджибейли (теперь – Бакинская музыкальная академия имени Узеира Гаджибейли). Попал в класс великолепного преподавателя Вагифа Сулейманова, который научил меня филигранной игре на трубе и тромбоне. Сразу после получения диплома о высшем образовании меня пригласили работать в родном вузе, чему я был очень рад.

- Владислав Александрович, вы родились и выросли в Баку. Считаете себя настоящим бакинцем. Интересно, откуда родом ваши предки?

- Бабушка с маминой стороны Лидия Кузьминична Ванцева переехала в Баку из Набережных Челнов еще в начале прошлого века. Ее семья бежала от голода и разрухи, и обрела в Азербайджане новый дом. Дед Илья Иванович Ванцев - родом из Тамбова. Оказался в Баку за несколько лет до начала Великой Отечественной войны. На фронт был призван с Октябрьского военкомата города Баку, прошел всю войну. Дед - участник взятия Берлина, вернулся со множеством наград и медалей.

Мой отец Александр Кузнецов родился и вырос в городе Николаевка Белгородской области. В конце 60-х годов прошлого века по долгу военной службы был переведен в Баку. Здесь, в азербайджанской столице, познакомился с моей мамой. Создали семью, родились мы с братом. Кстати, брат Вячеслав сегодня живет в Подмосковье. Мы часто видимся, ездим друг к другу в гости. Меня часто спрашивают, кем я себя ощущаю в Азербайджане? Я – гражданин этой страны, русский по национальности и азербайджанец в душе. Вернее, стопроцентный бакинец. Моя супруга – азербайджанка. Тоже музыкант. Дети носят азербайджано-русские имена. Дочку зовут Сара-Шемс, а сына – Ильей. В семье говорим на обоих языках. Празднуем и Новруз, и Рождество. Одним словом, у нас обычная интернациональная семья.

- Помимо преподавательской деятельности, вы играете в составе Азербайджанского государственного симфонического оркестра им.У.Гаджибейли. Несколько лет назад выступали в Колонном зале Москвы. Поделитесь воспоминаниями о том концерте?

- Мы принимали участие в концерте в рамках «Дней культуры Азербайджана» в России. Играли произведения корифеев азербайджанской музыки Фикрета Амирова, Гара Гараева, Узеира Гаджибейли. Отрадно, что российская публика знает и ценит азербайджанскую классику. Нас встретили с большим воодушевлением, было много оваций и цветов. С большим успехом прошел также концерт с участием нашего оркестра в Зеленом театре в Баку, посвященный юбилею Муслима Магомаева. На концерте присутствовал президент Азербайджана Ильхам Алиев и первый вице-президент Мехрибан Алиева, супруга Магомаева, народная артистка РФ Тамара Синявская. Приехало огромное количество гостей и зрителей из России.

- Какое произведение считается одним из самых технически сложных для музыканта-духовика?

- Думаю, это «Болеро» Мориса Равеля и «Петрушка» Игоря Стравинского. Не менее сложное для трубача и тромбониста – «Кёроглу» Узеира Гаджибейли. Эти произведения требуют большой гибкости звука и большого профессионализма. И, конечно, очень долгих репетиций. Но стоит помнить, что живое исполнение никогда не имело равных. Вообще, принято считать, что духовые - это инструменты универсальных возможностей. Например, на трубе можно исполнить и классику, и мугам, и даже народную «Калинку».

- Интересно, сколько стоит ваша труба, с которой вы практически не расстаетесь?

- У меня их несколько. Вот, эту много лет назад я приобрел в Париже. Она обошлась мне в 3,5 тысяч долларов. Так сказать, средняя цена. Духовые инструменты бывают и подороже, до 30 тысяч долларов. Все зависит от производителя и качества. Но, самое главное вовсе не это. Куда важнее профессионализм музыканта и его любовь к своей работе. Если ты действительно любишь то, что делаешь, смоешь играть и на самом простеньком инструменте или даже на одной струне. Как это делал великий Паганини.