AZN = 52.37 RUB
USD = 89.02 RUB
EUR = 95.74 RUB
Новости дня

A
Игорь Коротченко: Как гибель президента Ирана может отразиться на Южном Кавказе и Каспийском регионе

/upload/iblock/5a6/5a67236af13382577e5b60c1aec844ef.jpg

Генеральный директор Каспийского института стратегических исследований, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко в интервью «Москва-Баку» - о том, как гибель президента Ирана может отразиться на Южном Кавказе и Каспийском регионе, а также о странной череде драматических событий.

- Игорь Юрьевич, Иран – один из ключевых игроков в Каспийском регионе и на Южном Кавказе, сегодня - один из ключевых партнеров России, сосед и партнер Азербайджана. Может ли гибель президента Ирана негативно отразиться на регионе и его безопасности? Кроме того, какой может быть политика нового президента в отношениях с Баку?

- В этой ситуации Иран должен особенно тщательно обеспечивать внутреннюю безопасность, стабильность, купировать негативные тенденции, которые могут повлиять на общественно-политическую ситуацию. Реальной властью в Иране обладает верховный лидер аятолла Али Хаменеи, опирающийся на Корпус стражей исламской революции (КСИР). КСИР будет использовать все средства для того, чтобы ситуацию в стране не раскачивали. Поскольку появятся заинтересанты в том, чтобы продвигать отличную от официальной версию гибели президента Ирана. Эти версии могут инициировать те или иные силы или страны, заинтересованные в том, чтобы ловить рыбку в мутной воде для решения своих задач.

Может ли Запад воспользоваться ситуацией в Иране? На мой взгляд, это достаточно проблематично. Гибель президента вряд ли может дать внешним игрокам серьезные козыри. Как мы помним, недавно была острая фазы военного конфликта на Ближнем Востоке после обмена ударами между Ираном и Израилем, но ситуация рассосалась с минимальными потерями. Полагаю, США сегодня невыгодно провоцировать большой региональный конфликт. Очевидно, Израиль также не заинтересован в прямом лобовом военно-политическом столкновении с Ираном. Поэтому вряд ли у Запада есть реальные рычаги. С высокой долей вероятности плавность трансфера власти в Иране будет обеспечена.

Сразу после того, как стало известно об инциденте с вертолетом, первыми свою помощь Ирану предложили Азербайджан, Турция, Россия.

Безусловно Иран стратегически заинтересован в хороших отношениях с Россией. Наши страны находятся под санкциями и им необходимы совместные действия, взаимная поддержка, развитие торгово-экономических отношений. Полагаю, Тегеран не изменит стратегический курс, который реализовывался в последние годы.

Тегеран в целом заинтересован в конструктивных отношениях со своими соседями, в нормализации отношений с Баку. Нормализация в азербайджано-иранских отношениях уже произошла - после известного нападения на посольство Азербайджана в Тегеране. Тому доказательство то, что накануне азербайджанский и иранский лидеры приняли участие в открытии гидроузлов на границе двух стран. Заинтересован Иран в транспортном коридоре Север-Юг. Вместе мы также заинтересованы в борьбе с вмешательством Запада во внутренние дела региона, в развитии регионального формата 3+3. Кроме того, ранее существовал очень интересный формат Россия-Азербайджан-Иран. Форматы регионального сотрудничества в разных вариациях сегодня имеют особую актуальность. 

- Но обращает на себя внимание череда событий. Покушение на премьера Словакии, попытка госпереворота в Турции, протесты в Грузии, в Армении… И вот теперь гибель высшего руководства Ирана.

- Это все свидетельства того, что идет ухудшение геополитической ситуации. Нарастает турбулентность. И такие выплески, как покушение на Фицо, гибель президента Ирана – это все опасные выбросы нестабильности. Поэтому очень важно в регионе Южного Кавказа, Каспийском регионе, которые находятся под пристальным вниманием и попытками манипуляций Запада, желании провоцировать здесь нестабильность, усиливать меры по безопасности. Необходимо, чтобы в странах четко работала система исполнительной власти и, самое главное, cпециальных служб. Необходимо быть бдительными – властям, силовым структурам, четко реагировать на любые попытки провокации и подрыва безопасности. И работать странам-соседям, заинтересованным в мире в своем регионе, слаженно.

Что качается нового всплеска протестов в Грузии, то напомню, что в октябре предстоят выборы в парламент страны, и в этой связи задача действующего правительства - обеспечить их прозрачность и чистоту.

«Грузинская мечта» как правящая партия имеет в парламенте большинство. Кроме того, основатель партии Бидзина Иванишвили – достаточно серьезная фигура, ресурсная с точки зрения политических, финансовых возможностей. Грузинская оппозиция получает иностранное финансирование от США и стран ЕС. Правительство Грузии говорит о том, что цель принятия закона об иностранных агентах – обеспечить вступление страны в Евросоюз, минимизировав все политические риски в виде турбулентности, цветных революций. Что вот она демократия, о которой говорит Запад. Кроме того, участие глав МИД ряда западных государств в митингах грузинской оппозиции - это ни что иное как прямое вмешательство во внутренние дела Грузии/

Запад рассчитывал открыть в Грузии второй фронт против России, подключив ее к антироссийским действиям, причем глобальным, что подразумевало бы и отправку наемников на Украину, и разрыв торгово-экономических связей, и присоединение к блокаде РФ. Грузинское правительство на это не пошло, поскольку оно занимает прагматичную позицию. Вето, которое наложила президент Грузии Саломе Зурабишвили на закон об иноагентах, будет преодолено и он вступит в силу. И таким образом будет обеспечена прозрачность, честность предстоящих парламентских выборов в стране.

Если говорить об Армении, то видим, как к протестам серьезно подключилась армянская апостольская церковь. Выдвинут персонаж в виде архиепископа Тавушского для «дирижирования» оппозиционным движением. Кроме того, подключилась мировая армянская диаспора. При этом «карабахский клан» свое отыграл, показав свою неэффективность. Он сейчас может только где-то оппозиции «подтаскивать снаряды». Но главенствующей роли в ней уже не играет. Играют другие силы. Это более глобальные, наднациональные силы. И они опасны. Они де-факто выступают против мирного урегулирования между Азербайджаном и Арменией. Удастся ли свалить Пашиняна? Маловероятно. Никол Пашинян удержится в очередной раз.

Глава МВД Ваге Казарян – его друг детства, а сегодня - политический соратник. Армия занимает нейтральную позицию, не вмешиваясь в ход политических событий. Служба национальной безопасности работает на Пашиняна. Лидеры протестов находятся в оперативной разработке. К ним подведена агентура. Агентура также внедрена в ряды протестующих. Идет нормальная оперативная работа, спецслужбы информируют премьера о замыслах, целях, кто что говорит, планирует, обо всем, что происходит в рядах оппозиционеров.

Кроме того, действия антипашиняновских сил идут вразрез с Конституцией. С какой стати он должен уходить? Серж Саргсян в 2018 году решил уйти. Никол Пашинян в 2024 году уходить не хочет. У него были пиковые ситуации в 2020 году, он политически выжил. Более того, провел внеочередные парламентские выборы и на них победил. И сегодняшние протесты, притом, что они потенциально опасны, не приведут к смещению Пашиняна. Нет критической массы протестующих. Идеи реванша, войны с Азербайджаном, которыми сейчас пытается кормить поставленный во главу оппозиционного движения архиепископ, популярны у незначительной части общества. Да, силы реванша есть – те, кто готов снова маршировать. Но есть и другая реальность: 12 тысяч армянских дезертиров во время Второй Карабахской войны. Это тоже показатель в ответ на милитаристские устремления Армении.

Для Пашиняна, судя по всему, все закончится благополучно. А значит выход на мирный договор будет иметь больше шансов, чем на его неудачу. Может быть даже в этом году. Ведь многие процессы в Армении идут разнонаправленно. Не все, что Пашинян декларирует, становится государственной политикой. Точно так же наоборот – не все шаги, которые властями предпринимаются, в перспективе действительно реализуются. Но радует то, что сегодня действительно есть прямые контакты между руководителями и структурами Азербайджана и Армении, доказано, что они могут договариваться и реализовывать данные договоренности. Путь будет не легким, но, как говорится, кто не пытается, у того не получается. И сейчас мы видим, что процесс делимитации, демаркации границы идет, пусть и на отдельно взятом участке государственной границы. И все перечисленные тенденции имеют шанс завершиться успехом для мира между Баку и Ереваном.

На мой взгляд, в этой ситуации турбулентности на Южном Кавказе, Ильхам Алиев как сильный политик будет способствовать обеспечению большей безопасности и стабильности, когда с этим испытывают сложности другие государства. Как сказал на днях Александр Лукашенко, на Южном Кавказе появился настоящий лидер, которому приходится нести ответственность за безопасность в более глобальном плане, чем на уровне только своего государства.