AZN = 36.34 RUB
USD = 61.77 RUB
EUR = 64.99 RUB
Новости дня

A
Игорь Коротченко оценил перспективы подписания в ближайшее время мирного договора между Азербайджаном и Арменией

/upload/iblock/c89/c89570da76c81c737f8989db003b64e2.png

Политолог, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко в интервью «Москва-Баку» оценил перспективы подписания в ближайшее время мирного договора между Азербайджаном и Арменией.

- После встречи 31 августа в Брюсселе с Николом Пашиняном при посредничестве главы Евросовета Ильхам Алиев заявил, что если Армения проявит конструктивность, то в ближайшие месяцы можно будет подписать мирный договор, и в очередной раз отметил, что Ереван принял 5 предложенных Баку принципов. Известно, что камнем преткновения для Еревана продолжает оставаться вопрос статуса Карабаха, о чем он продолжает говорить. Вместе с тем Пашинян наконец после нескольких месяцев отказа, создал рабочую группу по подготовке мирного соглашения и даже заявил за закрытыми дверями, что оно будет подписано в ноябре. Какие реально перспективы у подписания в ноябре?

- Все будет зависеть от обстоятельств. С одной стороны, Пашинян готов, с другой стороны, мы видим, что и он, и члены его правительства занимают достаточно противоречивую позицию, маневрируют, используют антиазербайджанскую риторику в своих заявлениях, как это была на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Было бы логично, если бы мирный договор был подписан ко второй годовщине принятия лидерами России, Азербайджана и Армении трехстороннего заявления от 9 ноября 2020 года. Думаю, это бы носило большой символический, политический характер. Это важно. Возможность подписания мирного договора между Азербайджаном и Арменией в ближайшее время я бы оценил на 70 процентов.

Зачем Пашинян продолжает использовать антиазербайджанскую риторику параллельно с заявлениями о готовности к миру? Мы же понимаем природу, истоки режима Никола Пашиняна. Мы помним и его риторику до Второй Карабахской войны. Поэтому только военное поражение Армении во Второй Карабахской войне и ее дипломатические неудачи заставят армянского премьера признать существующие сегодня после войны реалии. Он будет маневрировать, пытаться задействовать различные центры силы, как он делает это сейчас, для того, чтобы выстроить конфигурацию, которая позволит ему сохранить свою власть – это главная для него задача. И попытается Пашинян это сделать с минимальными для себя издержками – политическими и другими. Это и определяет его поведение, его заявления. Только меры политического и силового давления на Армению – тактика, которой сегодня собственно и придерживается Азербайджан, позволяет добиться выполнения со стороны Еревана трехстороннего заявления. Мы прекрасно понимаем, что если бы Баку сидел и ждал, когда Армения начнет полноценно выполнять трехстороннее заявление и последующие договоренности трех лидеров, он бы ждал еще 30 лет доброй воли Еревана. Поэтому без политического и где-то силового давления на Ереван вряд ли можно рассчитывать на успех.

Критически важно то, что Россия заняла правильную позицию по вопросу выполнения трехсторонних договоренностей – она действует в одной политической плоскости, совместно с Азербайджаном. Для Москвы необходимо спокойствие в регионе Южного Кавказа, гарантированный мир. А это возможно только на условиях подписания мирного соглашения между Азербайджаном и Арменией. Россия, как и Азербайджан, заинтересована в разблокировании транспортно-экономических связей на Южном Кавказе и конкретно запуске проекта Зангезурского транспортного коридора. Все эти аспекты складываются в то, что Москва и Баку действуют совместно как заинтересованные в таком конечном результате стороны, о котором я сказал, а это подразумевает координацию и взаимоучет позиций друг друга.

Россия, в отличие от США и Франции, отказалась от формата Минской группы ОБСЕ, на который опирается Пашинян. Париж и Вашингтон навязывают Минский формат для того, чтобы дать премьеру Армении возможность педалировать вопрос пресловутого «статуса Карабаха.

- Мы видели после брюссельских переговоров Алиева и Пашиняна последовательные контакты между Москвой и Баку и Москвой и Ереваном. Телефонные переговоры Путина и Алиева, обсуждение в Москве мирного договора главами МИД России и Армении, а затем встречу Путина и Пашиняна. Спецпредставитель Лаврова обсуждал в Баку мирный договор. Значит ли это, что Путин и Пашинян во Владивостоке обсуждали мирный договор?

- Да, безусловно. Полагаю, Путин и Пашинян разговаривали и о мирном договоре и вообще о всем комплексе тех договоренностей, которые были достигнуты в трехстороннем формате. Также обсуждались нюансы прошедших в Брюсселе переговоров между Пашиняном и Алиевым, хотя был до этого разговор Путина и Алиева и президент России в курсе происходящего, но не полагается лишь на оценки Пашиняна.

Для Пашиняна важна политическая устойчивость и он хотел уловить - позиция Москвы по армяно-азербайджанскому урегулированию фундаментальна или может быть подвержена изменениям? С этой точки зрения, полагаю, Путин еще раз дал возможность Пашиняну убедиться в том, что позиция Москвы по выполнению всего комплекса трехсторонних договоренностей является не конъюнктурной, а базовой, фундаментальной. И эта позиция Москвы должна позитивно повлиять с точки зрения подписания Ереваном мирного соглашения.

- Что мог сказать Владимир Путин Николу Пашиняну по вопросу статуса Карабаха? Если исходить из информации, премьер Армении пытался поднимать данный вопрос.

- Позиция России по этому вопросу, разумеется, неизменна. Статус Карабаха как неотъемлемой части Азербайджана подтвержден. Путин неоднократно об этом говорил. И эта позиция не может претерпеть изменений. В базовых документах, определяющих российско-азербайджанское взаимодействие, в частности, в Декларации о союзническом взаимодействии и других документах, эта позиция также подтверждена. Поэтому, думаю, у Пашиняна не возникает иллюзий относительно того, что Москва может менять свои подходы.

- Получаетcя, сейчас Россия приступила к практической посреднической работе по мирному договору между Азербайджаном и Арменией?

- Давайте говорить прямо: ведь практическое посредничество началось еще раньше, чем даже 10 ноября 2020 года. И мы продолжаем эту политическую линию, это все не ново и не вдруг.

Конечно, мы рассчитываем, что мирное соглашение и будет подписано при посредничестве России. Это было бы логично, мы соседи и для России важно, чтобы между ее соседями установился мир и регион мог развиваться.

Вместе с тем, любой формат подписания мирного договора между Азербайджаном и Арменией подразумевает то, что в основу документа должны лечь 5 базовых фундаментальных принципа, выдвинутых Азербайджаном. И Армения не должна проводить его ревизию ни до, ни во время, ни после его подписания договора, а принятые подписанием документа Арменией на себя обязательства должны носить однозначный характер без возможности какой-либо иной трактовки в будущем.

- О чем свидетельствует осуществленная на днях передача Азербайджаном Армении очередной группы диверсантов?

- Это в определенной степени демонстрация конструктивного и позитивного отношения Баку к урегулированию в постконфликтный период, демонстрация доброй воли с тем, чтобы в очередной раз дать понять армянскому руководству и армянскому обществу, что только в логике добрососедства, выполнения взятых обязательств Армения может в будущем рассчитывать на благополучную для себя ситуацию в дальнейшем. И с другой стороны, это показатель силы, уверенности Азербайджана в своей правоте, его позиции. И это работа Азербайджана на свой имидж, отражение его подходов к вопросам мирного договора и постконфликтного урегулирования в регионе в целом.

- Мы видим, как США и ЕС продолжают усиленно политически «вторгаться» в армяно-азербайджанское урегулирование. Недавно был назначен новый спецпредставитель США по Кавказу, он же сопредседатель МГ ОБСЕ от Штатов Филипп Рикер. Сейчас Рикер посетил Армению, прибудет в Азербайджан, после едет в Грузию. И в Армении он заявил, что США и ЕС будут посредничать в урегулировании. Не опасно ли звучит для России? Тем более, что МИД России неоднократно прямо и с подробностями комментировал, что Запад лезет в урегулирование.

- Уже стоит относиться этому как к данности, при этом не меняя своих подходов и принципов. Понятно, что в США и ЕС (где главной заводилой в подключении к армяно-азербайджанскому вопросу является Франция) действует влиятельная армянская диаспора, которая в том числе вторгается в область внешнеполитических решений и их формулирование. Это с одной стороны. С другой, Соединенные Штаты и Евросоюз также хотят влиять на происходящие в регионе события. Вопрос, в каком аспекте они будут влиять – в позитивном или негативном. Представление площадки Брюсселя для переговоров - это одно, а попытка навязать Азербайджану невыгодные для него, противоречащие нормам международного права и его интересам решения – это совсем другое.

Поэтому, думаю, там, где возможно конструктивное взаимодействие Азербайджана с CША и Евросоюзом, по этим направлениям он будет сотрудничать. Но где речь идет об уступке, ущербе национальным интересам Азербайджана, здесь со стороны Баку будет абсолютно железобетонная позиция – непринятие любых инициатив Запада, которые шли бы во вред этому, тем более в ущерб территориальной целостности Азербайджана. Ни западные посредники, ни Армения ни на миллиметр не смогут на это повлиять.

- Азербайджан использует и российское, и еэсовское посредничество для подталкивания Армении?

- Азербайджан – страна, которая учитывает реальную политику, политический расклад, понимает, что мир не черно-белый. Но ЕС не заинтересован в сильном Азербайджане. Его задача – таким образом выстроить свое посредничество, чтобы Азербайджан зависел от Брюсселя и Вашингтона. В этом суть их политики. С другой стороны, они в рамках такой политики хотели бы по максимуму помочь Пашиняну и армянским сепаратистам в пределах окна возможностей, которое с каждой неделей становится все меньше. Армения как самое слабое звено в регионе – окно для Запада на Южный Кавказ.

Западу не нужны мир и стабильность, им нужно подвешенное состояние в армяно-азербайджанском урегулировании. Чтобы Армения не проиграла, чтобы не выполняла хотя бы частично взятые на себя обязательства. Чтобы так или иначе карабахская проблема сохранялась. Чтобы это было рычагом давления на Азербайджан, его раздражителем, что, по замыслу Запада, сделало бы Азербайджан более податливым при каком-то давлении Запада. А мы знаем прекрасно, что в любой момент любая страна, которая проводит независимую политику, а Азербайджан такую политику и проводит, такой стране могут быть выдвинуты любые условия – и в вопросе политической оппозиции, и в вопросе так называемых пресловутых прав человека и т.д. Сильный Азербайджан в интересах России, но не ЕС и США. Вот такой расклад. Поэтому Путин и Алиев объективные союзники. Это на фоне того, что у двух лидеров прекрасные личные и межгосударственные отношения. И они на этом фоне выступают как союзники, для которых принципы урегулирования, изложенные в трехсторонних заявлениях, это фундаментальная позиция.

- Россия, Азербайджан и Иран на днях в Баку договорились о реализации финального участка транспортного коридора «Север-Юг» - Решт – Астара. Так же азербайджанская сторона в очередной раз отметила, что разблокирование транспортно-экономических связей на Южном Кавказе (Зангезурский коридор) в перспективе может расширить «Север-Юг». А ранее на днях премьер-министр Азербайджана впервые принял участие в заседании Межправсовета ЕАЭС и заявил, что государства Евразийского экономического союза могут воспользоваться транспортно-логистическим потенциалом Азербайджана (опять же, в том числе такие возможности откроются благодаря разблокированию на Южном Кавказе). О чем это все говорит?

- Это свидетельствует о том, что процессы разблокирования и восстановления транспортных коммуникаций в Южнокавказском, Каспийском регионах идут и никто не сможет затормозить это. А если Армения будет продолжать пытаться это делать, она просто останется на обочине, поезд уйдет. И это тоже побуждение Армении к тому, что давайте начинайте строить наконец Зангезурский коридор. Вот Турция уже выразила готовность строить свою часть. И Азербайджан будет связан с Турцией в том числе данным коридором. Это выгодно и России. И на самом деле и Армении. Статус Зангезурского коридора, еще раз подчеркиваю, должен быть экстерриториальным. Никаких армянских пограничников там быть не должно. Контроль будут осуществлять пограничники ФСБ России. Думаю, это тоже совершенно четкий подход Москвы к этому проекту. Ну параллельно, поскольку пока Пашинян, что называется, ни мычит, ни телится, альтернативные маршруты также отрабатываются.

Для России важен запуск международного мультимодального транспортного коридора «Север-Юг» в сложившихся геополитических условиях противоборства с Западом. И то, что Азербайджан говорит: разблокирование транспортно-экономических связей на Южном Кавказе позволит в перспективе расширить коридор «Север-Юг» и предлагает воспользоваться странам ЕАЭС своим транспортно-логистическим потенциалом говорит о его открытости к сотрудничеству, в том числе с Арменией, при ее конструктивном подходе, он открывает для Еревана новые возможности.

При этом наблюдаем укрепление (по крайней мере целый ряд сигналов об этом говорит) российско-турецкого взаимодействия. Это видно по политической риторике, которую использует Анкара, заявлений, которые в последние недели звучали со стороны президента Эрдогана. И Россия, и Турция в меняющемся мире, формирующейся многополярности очень плотно взаимодействуют. Это тоже очень важно. Как известно, внутри России действуют проармянские лоббистские группы, которые педалировали и пытаются, но уже более безуспешно, педалировать тему так называемого Великого Турана и прочей ерунды. Надо сказать, что армянские лоббисты в России сейчас потеряли свои прежние позиции и они порядка 3-4 месяцев не смогут влиять на процессы на треке армяно-азербайджанского урегулирования. Это скажется благоприятно на процессе подписания мирного договора между Азербайджаном и Арменией.

- Никол Пашинян, выступая на ВЭФ, зачем-то затронул специфическую тему – что есть силы, которые добиваются того, чтобы образ властей Армении на Западе был представлен как пророссийский, а для России – как прозападный. И что дескать это не так и для нас главный стратегический союзник – это Россия, но это не значит, что мы не будем сотрудничать с США и ЕС. Зачем вообще надо было поднимать эту тему, если все в порядке?

- Это при всех сохраняющихся "историях" с биолабораториями на армянской территории. Пашинян как флюгер – откуда дует ветер, туда он и поворачивается, он задействует тактику маневрирования в целях своего политического выживания как премьер-министра и руководителя Армении. Поэтому логика действий, заявлений Пашиняна, которая традиционно может казаться противоречивой, заключается в «и нашим, и вашим, и споем, и спляшем». В этом суть политики Армении – слабое, зависимое в политическом, экономическом планах от разных сил государство.